Тайны острова Пасхи

Часть вторая продолжение. О́стров Пасхи, или Рапануи расположен в юго-восточной части Тихого океана, территория Чили. Является самым удалённым и самым загадочным населённым островом в мире. Тайны острова уже несколько столетий не дают покоя человечеству, но так и остаются неразгаданными.

Моаи — каменные статуи

Экспедиция Кон-Тики

«Преодолев тысячи километров водного пространства экипаж плота «Кон-Тики», наконец-то увидел на горизонте остров.»
Тур Хейердал.

Возможно, что описания первых путешественников, посетивших остров Пасхи, содержали бы больше сведений о рапануйцах, если бы их внимание не отвлекала, пожалуй, самая примечательная загадка острова – большие каменные статуи, которые невозможно было не заметить. На местном языке их называют «Моаи».

Хейердал пытался проводить параллели между Моаи острова Пасхи и статуями в южноамериканском Тиауанако (который он считал столицей бога Кон-Тики). Эти параллели, согласно его точке зрения, должны были свидетельствовать о том, что статуи острова Пасхи созданы выходцами из Южной Америки и их потомками. А выходцами этими были, как гласит южноамериканское предание, белые люди с рыжими волосами – соплеменники легендарного бога Кон-Тики.
Позднее Хейердал вынужден был отказаться от этого своего тезиса, признав, что классические моаи «не имеют никакого сходства со статуями на континенте, расположенном к востоку от острова».

В своих работах, посвящённых острову Пасхи, норвежский путешественник Тур Хейердал выдвинул гипотезу. По его мнению, миграция населения происходила в два этапа. Первоначально острова Полинезии были заселены в середине 1 тысячелетия нашей эры выходцами из Перу, у которых была светлая кожа, орлиные носы, густые бороды. Они способствовали распространению мегалитического типа цивилизации в Тихом океане, наиболее ярким примером которой стала рапануйская цивилизация.


Экипаж Кон-Тики. Шестеро смелых Тур Хейердал второй слева.

Первые поселенцы Полинезии, прожившие несколько веков в изоляции, впоследствии были истреблены новой волной эмигрантов, приплывших уже с северо-западного побережья Северной Америки. Они говорили на языках, от которых впоследствии произошли современные полинезийские языки.
Вторая волна колонизации относится к 1000—1300 годам нашей эры.

В качестве конкретных доказательств своей теории он использовал факт наличия на острове Пасхи некоторых видов растений, имеющих ближайших родственников именно в Южной Америке, а также сходство кладки некоторых платформ-аху с каменной кладкой, встречающейся у древних сооружений на южноамериканском континенте. Вдобавок он утверждал, что имеется сходство в стилистике различных изображений (статуй, барельефов и рисунков) на острове с некоторыми изображениями, оставленными индейскими культурами Южной Америки.

Если ориентироваться на размеры статуй и качество работы с камнем, то следует сделать вывод о том, что именно моаи, стоящие на склонах вулкана Рано-Рараку, сделаны развитой цивилизацией, а статуи на побережье – гораздо менее масштабное и менее качественное более позднее подражание островитян.

Статуи, стоящие на склонах вулкана Рано-Рараку, заметно крупнее по размерам (среди них и самые большие моаи из всех). Они имеют вытянутые лица, мало отличающиеся друг от друга, – порой даже возникает ощущение, что статуи сделаны чуть ли не по какому-то единому шаблону. Черты лица острые, заведомо подчеркнутые, чуть схематичные и тщательно выполненные. У них детально вырезаны фигурные ноздри, четко очерчен острый подбородок и шея, которая к тому же старательно отшлифована. Нос по форме также острый и вытянутый с небольшой вздернутостью. Глазницы не круглые, а как бы «треугольные».

Статуи на побережье существенно меньше в размерах. Разброс вариаций лиц статуй в этой группе довольно широк. Однако все они имеют округлое лицо и столь же округлые отдельные черты – овальные или чечевицеобразные глаза, довольно широкий нос и так далее. При этом практически у всех этих моаи нет строгой гармонии в сочетании различных деталей между собой. И, несмотря на сильно искажающие картину повреждения, видно, что эти статуи не отличались особым качеством исполнения. Они весьма примитивны как с художественной точки зрения, так и по уровню технологий работы с камнем.

Прежде всего – принято считать, что статуи изготавливали в каменоломнях Рано-Рараку, а затем их транспортировали на побережье и устанавливали на платформы. Отсюда автоматически вроде бы получается, что статуи, оставшиеся на склонах вулкана Рано-Рараку, должны были быть изготовлены позже тех, что доставлены на побережье. Так это часто и трактуется – дескать, статуи на склоне были просто брошены по дороге, когда внезапно прекратились все работы по возведению платформ.

Но уже высказывалась гипотеза. Они стоят там, где и должны были стоять.
Косвенно на это указывает их очень компактное расположение. Моаи стоят на склоне вулкана очень плотной группой, и расстояние между ними настолько мало, что не остается никакого оперативного пространства для работ по какой-либо их транспортировке. Тем, кто собрался бы их куда-либо перемещать, просто негде было бы развернуться. И единственный доступный в этих условиях вариант для перемещения – транспортировка статуй в строго вертикальном положении. Но и при этом не было бы даже места для удержания статуй в вертикальном положении хотя бы с помощью веревок.

На острове Пасхи принято правило, что после всех археологических работ места раскопок опять засыпают. Так что увидеть полностью раскопанные статуи на склоне вулкана Рано-Рараку сейчас нет возможности. Зато сохранились фотографии с экспедиции Хейердала, которые дают некоторое представление об истинном размере этих моаи.

Во время экспедиции Тур Хейердал провёл несколько экспериментов.

Во-первых, он доказал, что с помощью местного населения, с использованием простейших каменных инструментов из материала на склоне вулкана Рано-Рараку действительно можно изготовить статую методом «тюк-тюк». Можно, хотя и не так уж просто, как это считают историки.

Второй эксперимент доказывал, что двенадцать человек за восемнадцать дней с помощью лишь пары бревен и подкладываемых камней смогли поднять статую, лежавшую рядом с аху, и установить ее на платформу.

Осталась ещё одна загадка. Утверждение, что статуи «шли сами», долго озадачивало исследователей. Наконец, решение, казалось, было найдено чешским исследователем по имени Павел Павел. Это решение было проверено энтузиастами и экспериментально. Статую обвязали веревками, за которые держалось три группы экспериментаторов – две группы располагались по бокам, а третья позади статуи.

Боковые группы поочередно тянули за веревку, за счет чего статуя раскачивалась из стороны в стороны, а третья группа страховала статую, не давая ей упасть. Раскачиваясь из стороны в сторону, статуя за счет небольшого наклона вперед и переваливания с одного края основания на другой, передвигалась со скоростью ста метров в час. При этом со стороны казалось, что статуя действительно как будто шла сама.

Однако в местных преданиях утверждается, что статуи «шли сами». Встречается несколько вариантов легенд по этому поводу, но во всех утверждается, что для перемещения статуй была задействована некая духовная сила – ману. И это никак не согласуется со способами, использованными в перечисленных выше экспериментах. Мана – центральное положение мировоззрения жителей Рапа Нуи. И это именно базисное положение их мировоззрения, а не просто какая-то «вера» или «культово-религиозный предрассудок».
Мана – это некая нематериальная, духовная сила, которая пронизывает все вокруг. Многие исследователи утверждают, что островитяне считали наибольшими обладателями ману своих вождей. И после смерти вождя его ману будто бы переходила к статуе, воздвигнутой в честь этого вождя.

Но есть ещё вариант тот что из двух слов «шли сами» главным оказывается не «шли», а слово «сами». А это, если вдуматься, означает, что островитяне не имели отношения к перемещению статуй. По крайней мере к массовому их перемещению.

С течением времени было сделано ещё одно открытие. Если считать, что часть статуй острова Пасхи создана представителями развитой цивилизации, которые легко могли обращаться с таким твердым камнем, как базальтовый туф, то почему для статуй они использовали столь хрупкую породу. Оказалось, что туф для статуй при раскалывании имеет другой цвет ярко-жёлтый почти золотой. Свой изначальный цвет и только со временем он темнеет, приобретая серый оттенок.

Однако в реальности этого вовсе нет. Статуи лежат упавшими в самых разных направлениях. Даже в пределах одной платформы можно встретить статуи, лежащие головой как по направлению вглубь острова, так и в сторону берега океана. Например, это имеет место на аху Оне-Макихи. Статуи либо стоят на платформах (аху), либо лежат рядом с ними.

Более того. Характер расположения статуй вообще гораздо лучше соответствует вовсе не целенаправленному их сбрасыванию людьми, а последствиям обычного землетрясения. И в этом нет ничего удивительного – ведь остров Пасхи находится на стыке трех тектонических плит, и землетрясения здесь вовсе не редкость. Моаи же имеют достаточно высоко расположенный центр тяжести и ничем дополнительно не закреплены на платформах.

Еще проще выглядит другой вариант объяснения наблюдаемой картины. Это – результат действия большой волны, которая достигла платформы и повалила статую (лежащую как раз в направлении от берега вглубь острова). В процессе этого тут и осели мелкие камни и песок, которые несет с собой любая волна в полосе прибоя и которые в данном случае почти похоронили под собой статую.

Аху

Платформы

Большой вклад в понимание происходившего на острове Пасхи внёс известный Русский путешественник и исследователь Андрей Юрьевич Скляров организовав в 2013 году исследовательскую экспедицию Фонда развития науки «III тысячелетие» на остров. Главной задачей экспедиции стала проверка известных гипотез и теорий, посвящённых загадкам острова. Полный отчёт по результатам экспедиции можно найти в книге Андрея Юрьевича Склярова «Мифы об острове Пасхи».

В настоящее время история острова Пасхи, его населения, каменных статуй и конструкций выглядит каким-то чрезвычайно запутанным клубком, из которого торчат «нестыковки» с обычной логикой.

Поведение островитян оказывается не просто странным, а совершенно иррациональным, порой доходящим чуть ли не до безумия. Вот они пускаются в путь неизвестно куда, преодолевают тысячи километров океанских просторов. Прибыв на далекий остров, вместо заботы о пропитании начинают изготавливать статуи и ставить их на платформы – то есть заниматься тем, чем до того никогда не занимались.
Затем увлекшись процессом, уничтожают все леса и вызывают экологическую катастрофу на острове. Затем ввергают себя в братоубийственную войну и впадают в экстаз «разрушения» всего воздвигнутого ранее.

После чего вдруг, по прошествии целого ряда поколений, «вспоминают» свое полинезийское прошлое и возвращаются к жизни, которая полностью согласуется с культурными и иными традициями жителей Полинезии.

А может, действительно не было у них этих двух безумных периодов?.. Может, просто какие-то полинезийцы волей судьбы оказались на острове Пасхи, где продолжили жить так, как жили до сих пор на своей родине? Полностью соответствуя периоду каменного века жителей Полинезии.

Рассмотрим отдельно вопрос о происхождении современных островитян – отдельно. Строительство платформ и создание статуй тоже отдельно.

С самого первого визита европейцев на остров Пасхи внимание исследователей было приковано к статуям-моаи. Именно вокруг статуй сконцентрированы споры современных историков и их оппонентов, выстроены сюжеты книг и фильмов. Именно на статуи смотрят в первую очередь и приезжающие на остров туристы. Статуи-моаи стали, по сути, «визитной карточкой» острова Пасхи.

В данном случае присмотримся внимательно, к платформам-аху.
Поскольку внимание исследователей привлекают прежде всего статуи, а описаний платформ имеется существенно меньше, аху также окружены множеством мифов и выдумок.

Наиболее распространенное заблуждение, которое складывается вследствие изобилия неких «усредненных» и кратких описаний, это то, что все платформы якобы одинаковые. На самом же деле они отличаются друг от друга не только по размерам и конструкции, но и по самой каменной кладке – ее качеству, размерам и форме использованных блоков, а также по материалу камня.

Существует утверждение, что платформы и статуи сделаны из одного материала – туфа. Подавляющее большинство статуй изготовлено из осадочной породы склонов вулкана Рано-Рараку, а основной строительный материал платформ – вулканический туф.

Туф мягкая и легкая пористая порода. Вулканический туф острова Пасхи, который использовался при постройке платформ, представляет собой хоть и пористую, но очень твердую и очень тяжелую породу, близкую по этим параметрам к привычному нам базальту. Это базальтовый туф.

Несмотря на расхожее мнение платформы «Аху» расположены по побережью острова неравномерно. Максимальное количество платформ располагается на восточном побережье острова; на северном побережье их заметно меньше, а на западном – еще меньше. Более того: самые качественные платформы из самых больших блоков сконцентрированы в основном на восточном побережье.

Платформы северного побережья собраны из обычного рваного камня – камня совершенно необработанного. Эти платформы как раз не вызывают никаких сомнений в том, что их возвели островитяне.
Аналогичную систему кладки можно видеть и у платформ на западном побережье в секторе Тахаи. Эти платформы восстановлены археологами уже в новейшее время.
Единственное, что их отличает наличие современного бетона, который реставраторы использовали для увеличения прочности столь ненадежной кладки, как кладка из рваного необработанного камня.

Но не все платформы выстроены из таких необработанных кусков базальтового туфа. Наиболее очевидно это в тех платформах, которые выстроены из прямоугольных блоков и плит – местный базальтовый туф по таким ровным плоскостям самостоятельно не раскалывается. И уж тем более это очевидно там, где соседние блоки очень тщательно притерты друг к другу – уложены так, что в щель между ними невозможно ничего втиснуть.

Они встречаются как на восточном, так и на северном побережье острова. Например, аху Те-Пито-Кура, расположенная на северном побережье, при всем своем разрушенном и, казалось бы, невзрачном виде просто поражает тщательной обработкой и притиркой прямоугольных блоков кладки, достигающих вдобавок веса в несколько сотен килограммов.

Местный черный базальтовый туф очень твердый и прочный. Даже обычное скалывание дело очень и очень трудоемкое, и далеко не простое. А создание платформы из таких блоков, тщательно притертых друг к другу, представляется вообще неимоверно сложным делом.
Зачем полинезийцы, привыкшие складывать платформы из обычного рваного камня, вдруг взялись за такую сложную задачу.

Каким образом не обладавшие никакой практикой в области обработки строительного камня, смогли перейти от использования необработанных кусков лавы к изготовлению прямоугольных блоков?.. И что их могло на это подвигнуть?.. Зачем вместо простой сборки в кладку кусков лавы весом всего в десяток-другой килограммов они перешли к строительству из прямоугольных блоков весом в сотни килограммов, а иногда и весом в несколько тонн или даже десятков тонн!

И вообще если создателями платформ из прямоугольных блоков и плит были как считают историки Рапануйцы, то почему они использовали рваный камень при строительстве своих жилищ А не прямоугольные блоки.
Да и чем, собственно, островитяне могли обрабатывать каменную породу, создавая из нее прямоугольные блоки и плиты?.. Каким инструментом?..
Инструменты, которыми в прошлом обладали жители острова Пасхи, известны. Археологи нашли их немало. И ныне древние инструменты можно видеть в местном музее. Они полностью соответствуют тому арсеналу, который мог иметься в распоряжении примитивного общества каменного века.

Отсюда рождаются четкие выводы того, что на острове Пасхи никакого взлета каменной индустрии у рапануйцев вовсе не было, а целый ряд платформ – дело рук совсем иных строителей. И весьма показательный пример тут дает совсем, казалось бы, невзрачная аху Ханга-Хахаве.
Платформа Ханга-Хахаве располагается на восточном побережье

Со стороны океана аху Ханга-Хахаве уже не кажется беспорядочной грудой камня – нижний слой ее центральной части сложен из явно обработанных крупных блоков. А уже поверх этой кладки и по бокам от нее идет обычный рваный камень, уложенный кое-как.
Следы реставрации налицо и её проводили рапануйцы. Размер камней, и характер кладки на «отреставрированном» участке полностью соответствует тому результату, который и может быть получен примитивным обществом каменного века. Но в таком случае кто строил нижнюю часть из обработанных блоков.

Следы древней «реставрации» обнаруживаются и на других платформах. Например, на аху Ваиху места, где разрушена кладка из хорошо обработанных прямоугольных блоков, заложены обычным рваным камнем – кусками черного базальтового туфа.

Все указывает на то, что полинезийцы, приплывшие сюда во главе с Хоту Матуа, действительно, как гласят их же предания, застали тут уже статуи-моаи и платформы-аху. Точнее – не платформы, а то, что осталось от этих платформ.

Островитяне не строили платформ из обработанных блоков. Они занимались лишь примитивной «реставрацией» таких платформ. Впрочем, не только «реставрацией», но и «реконструкцией» или просто вторичным использованием. Например, ранее уже упоминались небольшие вторичные камеры для захоронений в более древних конструкциях платформ.

Наличие двух видов кладки – полигональной и из прямоугольных блоков – наводит на мысль о двухэтапном строительстве или даже о каком-то древнем ремонте. В пользу именно ремонта говорит то, что полигональные блоки в нижней части явно выглядят гораздо более изношенными, нежели блоки в верхней части стенки платформы. Эта более сильная изношенность, вполне возможно, является следствием того, что полигональные блоки существенно древнее.

Аху Винапу эта платформа – лучшее древнее сооружение на острове Пасхи как по обработке камня, так и по строительным методам

Наиболее впечатляющая центральная часть той стенки платформы, которая обращена в сторону океана. Она сложена из блоков обработанного черного базальта весом в десятки тонн. При этом блоки подогнаны так плотно и тщательно друг к другу, что в щель между блоками не протиснуть ни лезвие ножа, ни денежную купюру

Хейердал, безусловно, прав в том, что аху Винапу демонстрирует целый ряд архитектурных и строительных особенностей, которые чрезвычайно схожи с аналогичными особенностями мегалитических древних сооружений в Южной Америке.
Строители древних сооружений в Южной Америке и создатели аху Винапу владели одними и теми же технологиями в обработке камня и использовали одни и те же методы строительства.

Выходит, так что на острове Пасхи ещё до Полинезийцев действительно присутствовала древняя развитая в техническом отношении цивилизация именно она причастна к созданию платформ – по крайней мере наиболее качественных из имеющихся на острове.
Но все равно остается вопрос – зачем развитой цивилизации создавать на острове какие-то платформы и воздвигать на них статуи.

Обычно аху-платформы описывают и изучают отдельно – как самостоятельные объекты. Между тем, если едешь по дороге вдоль восточного побережья, то возникает ощущение, что аху появляются друг за другом, как отдельные островки чего-то единого целого, расположение которых определяется естественной формой берега (промежутки между отдельными платформами зачастую совпадают с положением небольших заливов). И возникает идея, что аху восточного побережья действительно были раньше частями единой конструкции, которая в дальнейшем была настолько сильно разрушена, что остались лишь отдельные «островки» — аху.

Для защиты от цунами единая стенка из аху не годится. Если только от волн при сильном шторме.
Единственное, с чем пересекается эта версия, так это с отсутствием каких-либо конструктивных элементов, идущих не параллельно берегу острова, а перпендикулярно ему. У платформ отсутствуют стенки, идущих перпендикулярно двум основным. Такие стенки имеются лишь на тех аху, которые представляют собой полностью современную реставрацию.

Единственное древнее исключение в этом вопросе предоставляет аху Винапу, где сохранились некоторые элементы стен, идущие перпендикулярно берегу вглубь острова. Речь идет о существовании по краям самой фундаментальной центральной части аху Винапу блоков с угловыми закруглениями, выводящими на остатки таких перпендикулярных стен. Их наличие указывает на то, что здесь, возможно, раньше было какое-то помещение, и платформа вовсе не была платформой!

Выходит, так что переселенцы-полинезийцы во главе с Хоту Матуа застали тут уже очень сильно разрушенные древние конструкции. Рапануйцы в дальнейшем перестроили руины так, как сочли нужным, превратив их в итоге в аху, которые имели лишь две основные стены.
Единственное же исключение – аху Винапу – сохранило остатки перпендикулярных стен, возможно, только потому, что сделаны они были из очень больших блоков, которые рапануйцам было не переставить.

Отсюда можно предположить, что раньше на восточном побережье острова Пасхи был целый ряд мегалитических построек неизвестного назначения. И лишь океан и время да реконструкторы строители превратили эти постройки в современные «платформы.

Проходят годы одни исследователи сменяют других, но ничего не меняется остров, умеет хранить свои тайны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *